Кубан Мамбеталиев: Ратификация и денонсация! (Кумтөр)

488

Ратификация – (лат. «утверждение решения»). Это утверждение высшим органом власти международного договора. В США таким образом утверждают поправки в Конституцию. В других странах договоры договоры между собой (между странами). У нас утвердили соглашение по золоту с «Центеррой». Это не международный договор между странами и это не поправка в Конституцию Кыргызстана. Сделали так в 2009 году. Сделал Жогорку Кенеш.

Денонсация – (фран. «уведомление»). Одно государство уведомляет другое о расторжении заключенного между ними договора. В нашем случае есть одно государство (Кыргызстан в лице Жогорку Кенеша), а другого государства нет («Центерра» не госудаство). Соглашгение 2009 года надо денонсировать и уведомить об этом не Канаду (от нее не подписывали), а саму «Центерру».

Зачем говорить, что ратификация от Жогорку Кенеша и заключение от Конституционной палаты никто и никогда не может изменить. Может, у нас даже саму Конституцию меняют, даже статус Конституционной палаты меняют. Одно единственное соглашение с инвестором у нас обрело статус Библии что ли – ни до, ни после такой божественной «благодати» не было что ли. Это же не политический договор международного плана, а сделка между кыргызским президентом и канадским инвестором. Эстафета сделки продолжалась с каждым президентом с абсолютной точностью, просто они превосходили друг друга по части «лобзания» инвестора. В этом смысле третий из президентов превзошел все. Что касается Акылбека Жапарова, то он при каждом из них был востребован и при каждом исполнял функцию «подсобника» с позиции изощренного чиновника. Нет смысла переводить сейчас «стрелку» на него, он н был в составе золотого тандема. Он не главное «зло», никогда не был главным, квалифицированный исполнитель. И считать объем зарплаты Тенгиза Болтурука тоже глупо, разве эти 15 тысяч долларов решают судьбу Кумтора. Он сейчас ведет правильную линию, ориентируя на судопроизводство по экологии и на внедрение внешнего управления.

Золотой тандем у нас длится уже 30 лет, длится не во имя интересов государства, а по причине культа личности главы государства в контексте обогащения иностранного инвестора. Пиарщики ведут речь, что никто не изменит соглашение от 2009 года, что мы проиграем все суды в пух и прах. Если пойдем по сценарию от инвестора, то проиграем. Если продолжим верить «мифологии» вокруг золота, то продолжим эстафету.

Если осуществим «национализацию» сейчас, то будет именно так. Если Жогорку Кенеш сделает так в данный момент, то так и случится – золотая эстафета продолжится на период в «дольше века». Сейчас на нужен не процесс национализации и процедура денонсации ратифицированного соглашения от 2009 года. Сначала надо очистить два закона от кабальных норм. Это закон от 2002 года с заголовком о разделе продукции и закон от 2012 года о недрах, где статью 22 следует изъять и сжечь – там дано право до полного истощения запасов на месторождении, то есть право на «дольше века». Сегодня требуется процесс судопроизводства по экологии.

Условия для канадцев сотворил Жогорку Кенеш, сделал так в пользу тандема «президент плюс инвестор», сделал во вред государству. Кыргызскому парламенту надо исправлять это, а не подкладывать сейчас для страны очередную «свинью», которую получим в случае «национализации» месторождения или «денонсации» ратифицированного соглашения. Это все надо делать потом, после того, как завершится все судопроизводство с инвестором по экологии (внутри страны и в международных судах). Именно это позволит нам отстоять интересы государства, именно опыт такого судопроизводства приводил к успеху тех, кто имел экологический ущерб от инвестора. Такой опыт был в одной из индейских резерваций США, где при добыче золота нанесли ущерб местности. Именно такие иски поддерживает ООН. Наша власть пригласила представителей иностранных структур посетить месторождение Кумтор и своими глазами оценить степень вреда, нанесенного кыргызским ледникам.

Национализация – (лат. «переход в пользу нации»). Это есть перевод частной собственности в собственность государства – земли, предприятий, банков, транспорта. В нашем случае, что именно подлежит национализации? Если земля, то она наша (не канадская), ледники тоже наши, заповедники тоже. Если речь об установленном на месторождении оборудовании и технике, то это предмет для рассмотрения между правительством страны (соглашения подписывали премьер-министры) и «Центеррой».

В сложившейся у нас ситуации речь должна идти не о процессе национализации и денонсации, а о процессе судопроизводства по фактам нарушения экологического законодательства Кыргызстана (не Канады), а также по налоговому кодексу нашей страны. И процесс этот следует довести до финиша, иначе не будет финиша для золотой эстафеты.

Кубан Мамбеталиев

0